Северная Корея глазами Полины Любомировой

Рубрика: Выпускники · Автор: Воскресенье, 27 Март, 2016

Возвращение в реальность из нереальности или наоборот.

Нас было двадцать три, и мы полетели в Корею, в Северную Корею. До последнего дня мы не знали, сможем ли вообще туда попасть: нам не давали визу. Но вот Пекинский аэропорт, корейский самолет и множество неопределенностей. Мы — это группа из Гонконгского университета во главе с профессором, читающим лекции по Северной Корее. На самом деле, я даже не была уверена, можно ли поехать в эту страну вот так, просто. Оказывается, можно. Мои волнения зародились ещё в момент подписания соглашения, где одним из пунктов было: «Я добровольно беру на себя полную ответственность за любой риск … включая смерть». Хотя эта фраза довольно часто присутствует в страховых договорах, на тот момент казалось, что это действительно может быть правдой. Но нет, я вернулась в хорошем расположении духа и здоровья: Корея оказалась одной из самых безопасных стран, где я когда-либо была. Но давайте начнем с самого начала.

Контрасты. Северная Корея страна маленьких контрастов. Проезжая по центральным улицам Пхеньяна убеждаешься, что это чистый, очень чистый город, но в ту же минуту из окна можно заметить мужчину, которthumb_ECA62E76-833F-4319-B418-6C79F2A00B85_1024ый мочится в кустах, или ребёнка на руках у матери, писающего в углу. И это нормально, никто ни скажет ни слова. Возможно, это потому, что улицы лучше, чем северокорейские туалеты. На самом деле, их там просто нет. Представьте ситуацию, вы идете в ресторан и туалета там нет, только такие где садишься на корточки с дыркой внизу и, скорее всего, смыть его тоже нельзя, потому что нет воды ни в раковине, ни в унитазе. Мыло — еще одна редкость. Как ни странно, самый лучший туалет, в котором мы оказались, был в Мавзолее Ким Ир Сена (нужны ли мертвым туалеты?), где после многочисленных досмотров мы все же смогли поприветствовать неприлично блестящих господина Кима и господина Кима. И еще, фотографировать туалеты нельзя.

Фотографии. Делать их можно (почему-то это был первый вопрос, заданный мне друзьями, когда я приехала), хотя не везде и не всего. Если это монумент, то нужно снимать его целиком. А например, военных фотографировать нельзя. Проще всего было с детьми, они совершенно лишены предрассудков. И с ними можно было делать селфи, хотя корейцы смотрели на это довольно подозрительно. Звучит смешно, но селфи – это животрепещущий вопрос, китайцы (как и большинство азиатов) помешаны на этом виде фотографирования, поэтому в нашем путешествии он вставал не раз. Со взрослыми сложнее, они стеснительны, осторожны. И еще, в конце поездки фотографии будут проверять, и если какие-то не понравятся, то пограничник их попросит удалить.thumb_0C802904-C497-434A-8854-2E997688E7E7_1024

Советский Союз и некоторые особенности. С самого начала меня не покидало ощущение, что я стала героем советских фильмов. Здания те же, люстры те же, гостиничные номера такие же, кассетные магнитофоны тоже; все выглядело, как в 1960-70-е годах. На улицах много ларьков с едой, в которые так и хотелось заглянуть, хотя гиды не позволяли нам посмотреть на то, что находится внутри. Еда ограничена. То есть, она ограничена для простых людей, а не для туристов. В отелях и ресторанах всегда большое разнообразие традиционных корейских блюд (никогда не ела такое количество квашено-копченой капусты — кимчи). Корейцы пытаются показать лучшее, что у них есть. Но все остальное не в таком изобилии. Кимчи, которую я упомянула, была не из листьев, а из нижней части капусты — она значительно дешевле. Ранним утром мы ехали на автобусе к следующему турназначению, и наше внимание привлекли люди, стоящие в очереди в продовольственный магазин, который я думаю, не открылся в течение следующих 30 минут или часа. Пока корейцы ждут, они все сидят на корточках, буквально все, старые или молодые, женщины, дети, мужчины. Это типично по-корейски, просто сидеть на корточках. Еще одна вещь, все кореянки носят каблуки независимо от того, по какой поверхности они идут, что делают или сколько им лет. Пожив два года в Голландии, я думала, что это самая велосипедная страна в мире, но после этой поездки я смело могу сказать, что КНДР может легко посоревноваться с Нидерландами. Нехватка общественного транспорта вынуждает людей использовать велосипед.

Туристы. Это последнее, что ты ожидаешь увидеть в Северной Корее, но их много, очень много: американцы, немцы, австралийцы и многие другие смешанные группы. Возможно это потому, что водили нас, туристов, по одним и тем же местам, программа, заверенная партией, практически у всех одинаковая. Но поверьте мне, это очень хорошо продуманный план, позволяющий увидеть и проникнуться 70% северокорейской жизни. Однако ходят слухи, что Ким Чен Ын позволяет такому количеству туристов посещать КНДР потому, что на зиму у них не хватает продуктов, а туристы это очень хороший способ заработать.12140994_10156065632725251_3001998088202170301_o

Люди. Корейцы добрые. По крайней мере у нас точно создалось такое впечатление. Прохожие не сильно интересовались нами, только изредка бросали взгляд по дороге на работу или в магазин (видимо, наблюдать непривычное они привыкли, и тогда кажется, что их голова больше занята своими мыслями, а не необычными нами). Нашей группе устроили встречу с несколькими северокорейскими студентами из университета иностранных исследований, и они говорили на хорошем английском, китайском, немецком, французском языках, преподают им профессоры из КНДР, но ведётся обучение на английском. Как правило, страну покидать нельзя, но одна студентка рассказала, что она училась в Нью-Дели в старшей школе в течение трех лет и вернулась. Я до сих пор нахожусь в некотором недоумении от этого. После встречи мы поехали в ресторан и тогда все ограничения и формальности между нами, гидами и студентами закончились. Русский ли ты, норвежец, китаец или северокореец уже не имело значения, особенно после пары тостов. Кстати, будьте осторожны с северокорейским алкоголем. Я никогда в своей жизни не пробовала пива вкусней и дешевле (20 рублей за 0,75), и это было подтверждено представителями многих национальностей. Но крепкий напиток, который напомнил мне водку (хотя был всего 30oC градусов) на самом деле оказался гораздо сильнее. Результатом было то, что некоторые из нас, включая меня саму, не помнят прихода домой в тот вечер.thumb_D088FD92-78E6-4A22-A18C-91E7D899EC8A_1024

Политика. Об этом говорить трудно. Наши гиды были очень дружелюбны, им понадобилось время, чтобы общаться с нами о большем, чем просто туристические факты, но в конце поездки мы чувствовали, что очень сблизились за эту неделю, хотя политические вопросы обсуждать все равно было трудно. Один северокорейский студент, когда его спросили о разделении страны сказал: «Мы стремимся объединить страну мирно, это очень важно, и никто не должен вмешиваться; США не должны участвовать в этом, это наше дело. Только наше». Они на самом деле воспринимают Корею как одну страну, только временно разделенную на две части. Посмотрим, как это будет работать в будущем, но после этой поездки я с полной уверенностью могу заявить, что, если политические изменения и наступят, то они должны произойти изнутри и ни в коем случае не с помощью иностранной интервенции.thumb_D9E82003-30B5-480A-9099-3E7C57FA72C2_1024

Простота. Все кажется простым в Северной Корее. Они гордятся простыми вещами, например, дельфинарием или ботаническим садом, недавно построенным водным парком. Одним словом, то, что не было чем-то выдающимся для нас, то, что лидер нашей страны не будет открывать лично, является выдающимся для них. Нам показали библиотеку и много новых компьютеров (кстати у них есть свой собственный «Windows», который называется Красная Звезда). В этот момент ты понимаешь, что им еще многое надо нагнать (надо ли?). Все становится еще более простым, когда оказываешься в сельской местности 19 века, ничего не изменилось, они носят ту же одежду, используют те же инструменты для сбора урожая. Проезжая мимо на автобусе, я видела живьем фотографии из моего учебника — «История Восточной Азии». В деревне все натурально красиво и неиспорчено. Северо-корейская природа невероятная в принципе.

С одной стороны, мне кажется, как будто я понимаю этих людей, ничего не представляется странным или искусственным. С другой стороны, трудно сказать, что действительно у них на уме. Принимают ли они режим? Что думают о нас? Что они знают о мире за корейской границей? Какими бы ни были ответы, я счастлива, что побывала в этом месте. Это уникальный опыт, особенно для тех, кто не имеет ни малейшего представления об этом общественном строе (например, мои друзья из Гонконга). После того как я вернулась домой, я попыталась описать свой опыт в одном предложении. Вот что получилось: мне показалось, что меня закрыли в коробке, бросили куда-то далеко-далеко, куда-то вне моего привычного мира, а спустя неделю кто-то послал эту коробку обратно и я приехала домой в Гонконг, как будто ничего не произошло. Совсем. Всю ту неделю я реально жила без Интернета, телефона, музыки в наушниках, постоянных писем. И мне было хорошо. Вопрос только в том, что из этого реальное, а что нет.

Полина ЛЮБОМИРОВА


Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *