Учиться, учиться и еще раз учиться

Рубрика: Неблагодарный труд · Автор: Вторник, 8 Январь, 2019

Лампа. Ручка. Тетрадь. У меня занятие с репетитором по математике. Решаю несчастные логарифмы, готовлюсь к ЕГЭ. Мой репетитор — одноклассник. Конечно, каждый из нас был в роли ученика, послушно выполняющего упражнения, но все ли пробовали себя в роли учителя, да еще и в шестнадцать лет? В моем окружении есть немало ребят с опытом преподавания, у которых я и решила узнать, каково их отношение к этой работе.

Мой репетитор Илья Венедиктов два года дает уроки по физике и математике. Он — отличник, призер многих олимпиад. Изучает физику самостоятельно, читая книги и смотря лекции. Этой информации ему хватает, чтобы доступно объяснять предмет:

«Я начал заниматься репетиторством, когда согласился подготовить друзей к контрольным работам. Так я понял, что мне нравится объяснять. Здорово, когда люди начинают разбираться в математических предметах и любить их так же, как люблю, потому что это красивые науки. Изначально математика создавалась как искусство: ее так же не открывали, а придумали. Поэтому я чувствую, что “пропагандирую красивое”. Я боюсь сорваться на ребенка, когда он не слушает и не хочет заниматься. Так преподавал мой учитель по математике. Он давал нам подзатыльники, если мы разговаривали на уроках, сносил парты, замахивался кирпичами. Техника действенная, но это страшно. А я такой же вспыльчивый, как мой преподаватель. Перед занятиями у меня бывает волнение, когда я боюсь преподнести материал непонятно. Поэтому стараюсь преподать в шутливой форме или выстраивать ассоциативный ряд. Так лучше запоминается. Например, я объясняю одиннадцатиклассникам функции в тригонометрии на примере гусениц, лестниц и бабочек. А еще придумал стишок, чтобы лучше объяснять гармонические колебания в физике. Когда меня просят помочь подготовиться к контрольной или объяснить тему, я всегда это делаю почти бесплатно. Мне только шоколадки приносят — примерно 20 в месяц. Но даже за такие мелочи я работаю с людьми до тех пор, пока они не будут видеть формулы во снах».

Десятиклассница Дарья Доильницына — репетитор по английскому языку. У Ильи и Даши позиции о репетиторстве не схожи. Если первый занимается этим исключительно из-за того, что ему нравится объяснять, а заработок не интересен, то Даша работает репетитором по другой причине:

«Когда я пошла в десятый класс, многие мои друзья уже подрабатывали. Я не хотела отставать от них, поэтому решила пойти самым простым путем. Через знакомых нашла ребят, у которых проблемы с английским языком. Поначалу, мои родители были не очень довольны этой идеей, потому что они считали, что репетиторство отнимает у меня много времени. Но когда после занятий стали давать сладкое вознаграждение, родители одобрили мое занятие и поняли, что этим можно заниматься дальше. Да и взрослые, детям которых я преподаю, нормально относятся к школьнице-репетитору. Они обращаются ко мне с “маленькой просьбой” – помочь сделать домашнюю работу. Взрослым проще нанять кого-то, кто быстро расскажет решение упражнения, и кому не надо много платить. Например, школьнице, у которой в аттестате по английскому стоит пять. У меня за это время набрался опыт репетировать, но я до сих пор очень волнуюсь, что не смогу поставить барьер перед учеником. Дети иногда не воспринимают меня всерьез – я для них вроде старшей подружки. Из-за этого приходится часто повышать голос, ругать, а потом успокаивать ученика, который не ожидал, что я могу сорваться. Так было несколько раз, но я боюсь, что может повториться. Но даже если такие случаи бывают, я все равно стараюсь продумывать программу и разные методы работы. От простых диктантов до рисования. Например, чтобы объяснить девочке формы глагола «be», я рисовала с ней дракончика Тубишку. У Тубишки три головы – столько же форм у этого глагола. Как-то я объясняла ученику, как запомнить букву d и b, они ведь почти одинаково пишутся. Если к букве b пририсовать сверху черту, получится Б. Значит, b читается как звук «б».

Я тоже репетитор, но по русскому языку и литературе. Этим я начала заниматься еще в восьмом классе, когда в семье совсем не хватало денег. Моя мама подрабатывала репетитором по математике и предложила мне заниматься русским языком с ее учениками. Поначалу, мне репетиторство очень не нравилось, потому что я была старше детей на один-два года. Первая часть меня игнорировала, вторая — хотела подружиться и просила говорить их родителям, что они прекрасно знают русский язык. На каждом занятии я боялась ошибиться, не знать какое-то правило. Боюсь этого до сих пор, но уже не так сильно. В девятом классе я готовилась к ОГЭ по литературе, и за это время научилась писать клишированные сочинения и анализировать произведения. Теперь, в десятом классе, я объясняю русский язык, но еще помогаю детям писать сочинения. К занятиям я подхожу серьезно: читаю методички по литературе, консультируюсь у своего школьного преподавателя. Мои ученики привыкли, что их сочинения я критикую, но спокойно и объективно. Между нами есть контакт, потому что я никогда не кричу и не срываюсь. Считаю это бессмысленной тратой времени. В работе репетитора я ценю моменты, когда ученик начинает понимать тему. Ему нравится учиться, не лень выполнять упражнения, потому что он самостоятельно разобрался. А деньги теперь для меня играют второстепенную роль, потому что для меня очень важно общаться с детьми и пытаться им объяснять то, что, на первый взгляд, кажется сложным и невыполнимым.

Мне кажется, что чем меньше разница в возрасте, тем лучше будет контакт между репетитором и учеником. “Дети учат других детей. Феномен какой-то. Скоро мы будем непригодны”, — как-то услышала я от своего преподавателя. Не знаю, сказала она это в шутку или серьезно, но теперь даже некоторые подростки без красных дипломов и университетских шапочек могут быть хорошими преподавателями, хоть и звучит это немного громко.


Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *