БДТ. «Что делать» Андрея Могучего

Рубрика: Пойдем в кино/театр, Эллина? · Автор: Воскресенье, 7 Январь, 2018

На сцене – минимализм: черное пространство, которое оживляет только пианино и длинный стол со стульями. Приподнятый зрительный зал похож на университетскую аудиторию, а сцена — на кафедру. Андрей Могучий, режиссер спектакля «Что делать», рассчитывает на диалог со зрителем. Привычные театральные границы и правда стираются, но вместо диалога в спектакле получается скорее лекция. Тем более что фигура «лектора», именующаяся Автором, выбрана очень точно. Борис Павлович, всегда готовый к общению и импровизации, должен провоцировать зал, заставлять его размышлять не только над романом Чернышевского «Что делать?», но и над его актуальностью в наши дни.
Нельзя не заметить, что для авторов спектакля вопрос романа – уже не вопрос. Спектакль называется «Что делать», и отсутствие вопросительной интонации накладывает отпечаток и на размеренность ритма действия. Оно начинается сразу
со сна Веры Павловны.
Сбоку льется яркий белый свет, являясь своеобразным переходом от реальности к «бессознательному», он помогает нам не запутаться еще больше. Строгая женщина в черном платье с громкоговорителем в руках называет себя Красотой и говорит абстрактные речи о прекрасном. Выходит Автор.

Фото: Стас Левшин

Фото: Стас Левшин


Борис Павлович начинает вести дискуссию, высмеивая форму спектакля и озвучивая мысли зрителей («не по канонам же!»). Автор все время пытается смутить нас: задает риторические вопросы, а потом возмущается, что никто на них не отвечает. Он говорит
 броские фразы, как, например, «Мне жалко и смешно смотреть на тебя, публика!». А после паузы прибавляет: «Говорил Чернышевский», смешение его речи и цитат Николая Гавриловича забавит зрителей. Закончив обсуждение, он уходит со сцены, а в следующий раз остается сидеть за одним столом с героями, и, таким образом, дает понять, что автор — не всемогущий творец, а лишь наблюдатель. 

Типичный любовный треугольник мог бы разрешиться просто, если бы не главная проблема — герои романа Чернышевского живут по другим принципам. В этом заключается основная идея — направление «новых людей», которые и думают, и поступают иначе. Автор называет это «разумным эгоизмом», а в словах актеров поясняет: «мое личное счастье невозможно без счастья других».

Фото: Стас Левшин

Фото: Стас Левшин

Больше всех этой мыслью горит Верочка (Нина Александрова). «Главный герой — женщина. Главная тема — свобода», — говорит нам Автор. Действительно, все главные события происходят вокруг этой девушки. Помимо любви к молодому человеку, ее волнует «высшая» цель — создание чего-то, что принесет «счастье» не только ей одной. Она создает швейную мастерскую для девушек, которые, подобно ей, раньше скучали дома, а теперь и приносят пользу обществу, и каждая из них получает свою равную прибыль, а, кроме того,- удовольствие от пения. Девушки в спектакле Андрея Могучего олицетворяют музыку, они – хоровое начало, отчасти они и олицетворение «разумного эгоизма», поскольку их счастье складывается из «общей» ноты. Возможность такого единения создает композитор Настасья Хрущева. 

Но сохранить любовь к Дмитрию Верочке не удается. Ее маленькая фигура в черном платье выглядит потерянно на фоне темной сцены. Лица героев проецируются на большой экран сзади, это помогает лучше понять их переменчивые чувства. И чаще всего там мелькает грустное лицо Веры Павловны. Как бы Верочка не была счастлива, это все — кратковременно. Где же было лучше: за пианино в родительском доме, ненавистным для нее символом всех старых принципов, или за столом рядом с Дмитрием?

Фото: Стас Левшин

Фото: Стас Левшин

Но, мне кажется, что к Вере все-таки приходит относительное счастье — ее взаимная любовь с другом мужа, студентом Александром Кирсановым (Егор Медведев). Он сначала пытается отказаться от своих чувств, не появляясь в доме Лопуховых некоторое время. Александр похож в этом с Верой — они оба борются с собственными чувствами, и в этом будто дополняют друг друга. В одной сцене их тени показаны на экране, девушка протягивает руки наверх, а Кирсанов встает сзади и повторяет ее силуэт, олицетворяя этим «слияние душ».

Каждый из героев хочет сделать «как лучше». Но «лучше» не получается: Лопухов остается один после своего фальшивого самоубийства, Кирсанов, скорее всего, счастлив со своей любовью, но чувствует вину перед другом, а Верочка в последнем сне на вопрос Красоты (Варвара Павлова), что она чувствует, отвечает: «Пустоту». В этот момент задняя стена сцен

Фото: Стас Левшин

Фото: Стас Левшин

ы поднимается наверх и на смену боковому яркому свету приходит пустая белая комната, в нее со сцены перемещается «мертвый» для девушки Лопухов. Комната словно рай, и это значит, что она видит своего мужа подобным ангелу или Богу. «Пустота, пустота», — твердит Верочка.

Свет гаснет, а ответа — нет. Эти прекрасные «новые» люди сначала кажутся спасением века, революцией в устоях старого общества, но мы понимаем, «что делать» они и сами не знают. Может быть, права была Марья Алексеевна (Ируте Венгалите), мать Веры… Из «разумного эгоизма» нужно вычеркнуть первое слово, и это будет тот самый ответ на главный вопрос? Спектакль закончился, а думать все равно придется.

Алена ХОДЫКОВА


Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *