«Гудбай, Берлин!»

Рубрика: Пойдем в кино/театр, Эллина? · Автор: Понедельник, 30 Май, 2016

«Играет или волнуется?» .  Этот вопрос мне шепотом задавали мои друзья, и этим вопросом отвечала им я, видя на сцене молодого человека с взъерошенными светлыми волосами, в белой рубашке и джинсах, нервно переплетающего длинные пальцы и немного задумчиво поглядывающего в зал. Он — 14-летний подросток, Майк Клингенберг, один из главных героев спектакля «Чик. Гудбай, Берлин!», поставленного по одноименной пьесе В.Херрндорфа на Малой сцене РГИСИ. Сюжет на первый взгляд прост:  забитый юноша, страдающий из-за семейных дрязг, отсутствия друзей, да и к тому же безответно влюбленный в самую красивую девчонку класса живет скучной,  размеренной жизнью. Пока не появляется он, Андрей Чихачев, а проще — Чик. У него лохматые волосы, потрепанные джинсы, забавный акцент и крепкий перегар. Он хулиган, сорвиголова, авантюрист и малолетний преступник, по слухам связанный с русской мафией. Однако, по всеобщему закону, противоположности притягиваются, и вскоре эти двое отправляются в сумасшедшее приключение по Берлину, в течение которого будет меняться их отношение не только друг к другу, но и к важным вещам, таким как чувства, семья и настоящая дружба.
Примечательно, что актеров всего пять, хотя действующих лиц в пьесе одиннадцать. В своих постоянных амплуа остаются только Чик и Майк,  все остальные мгновенно меняют образы и антураж, причем делают это прямо на сцене. Не уходя за кулисы, сидя на стульях в тени, спиной к зрителям, они аккуратно перевоплощаются, пока на освещенной стороне их коллеги разыгрывают очередной эпизод. Эти действия не очень заметны, так как сцена полностью черная и реквизита на ней минимум — лишь стулья да около пятнадцати обыкновенных картонных коробок, выложенных в виде крепости на заднем плане. Почти на каждой штамп с черной надписью или фразой, напоминающих о самых эмоциональных и ярких моментах приключения мальчиков. К потолку тоже подвешены подобные коробки, ведь по рассказам матери Майка-алкоголички, в ее лечебнице у каждого есть такая:  в нее больные должны, как в баскетбольную корзину, закидывать бумажки со своими самыми сокровенными желаниями. Ее образ неоднозначен. Искренне любя своего сына, она единственная учит его поистине важным вещам: не слушать мнения окружающих, быть счастливым, влюблённым не смотря ни на что. Однако, она уделяет ему совсем немного своего времени, растрачивая его на алкоголь и ссоры с мужем. Отец Майка — эгоистичный, запутавшийся мужчина, пропадающий на работе и на совещаниях с любовницами. В спектакле о его неверности мы узнаем благодаря интересной задумке режиссера. Мать Майка, решив заглянуть в коробку — чемодан уезжающего супруга, начинает выуживать из него длинную ленту из связанных разноцветных женских бюстгальтеров, подобно фокуснику. И действительно, отношения этих двух больше похожи на нелепое злое цирковое представление, где клоуны — они сами.
Однако с цирком действие связывают не только отношения родителей Майка, но и акробатические элементы, которые выполняют сами мальчики. Каждый раз, когда Чик «поворачивает» ключ зажигания в замке, начинает играть музыка, под которую ребята выплясывают стоя на стульях. В самые кульминационные моменты они, осторожно наступая на их деревянные спинки, синхронно балансируют на краю. У главной  композиции The White Stripes — ‘Seven Nation Army’, сопровождающей весь спектакль, очень четкая ритмическая структура, из-за барабанов и гитарных струнных переборов. Она очень удачно подходит постановке, отражая её динамику, атмосферу приключения и подростковый бунт героев против однообразия жизни. Именно под её звуки в кабине машины между Чиком и Майком происходят самые ключевые разговоры, откровенные признания и оживленные обсуждения тех, кого они встречают на своём пути.
Со временем ребята знакомятся с теми, кто заставляет их задуматься о том, что окружающий мир наполнен не только циничными и злыми людьми. Во время первой встречи — обеда в кругу многодетной семьи, мальчики понимают, насколько важно быть частью чего-то единого, а играя в придуманную матерью семейства игру — понимают, что прежде чем что-то получить, нужно что-то сделать. Забавно, что вместо пунша с малиной, награды за знания, на сцене в руках у героев разноцветные розовые коробочки, в блестящей оберточной бумаге. Вообще, в спектакле очень умело взаимозаменяются некоторые элементы из пьесы, наличие которых невозможно воспроизвести на сцене. К ним относятся плоды ежевики, которыми ребята перекусывают и которые на сцене заменены бутылкой с водой. «Ягоды» ребята находят перед встречей со следующей героиней — Изой Шмидт. Актриса — худая, угловатая девчонка, в несоразмерных джинсах, огромной футболке и красных вызывающих кедах, прекрасно сыграла девчонку-бродягу, гуляющую по окраинам Берлина. Она маленького роста, у неё грива черных волос, огромные глаза и широкая ироничная улыбка на худом, угловатом лице. Грубоватая, резкая, зачастую использующая чёрный юмор и сарказм в сторону ребят, Иза сразу идёт на конфликт с Чиком. Однако вражда продолжается недолго, ребята узнают друг друга и сближаются, но девчонка исчезает также резко и внезапно, как появилась, оставив Чику на память дружеские объятия, а Майку незаконченный поцелуй.
Следующая встреча,  со стариком Фрикке, бывшим ультракоммунистом, заставляет мальчиков по-другому взглянуть на испытанное ими чувство любви и влюбленности. Его фраза: «Так что влюбляйтесь-любите!» становится девизом, а латинская цитата «Carpe Diam!» в переводе означающая «ловите момент!» в будущем приобретет важный смысл для ребят. В этой сцене, вновь присутствует удачное режиссерское решение: в пьесе, на прощание Фрикке дарит ребятам безымянный пузырек с жидкостью, с условием, что они откроют его только тогда, когда им понадобится помощь. На сцене, старик презентует ребятам крохотные желтые песочные часы, как символ самого важного и самого хрупкого и быстротечного – времени. Однако,  итог один — и в книге и в постановке ребята выкидывают подарок в окно, как что-то ненужное и бесполезное. Разговоры о любви приводят к кульминационному моменту доверия между юношами, во время которого Чик признаётся в своей нетрадиционной ориентации. Эта тема обыграна очень деликатно, почти незаметно, но длинные паузы, которыми выделяют актеры свои цитаты, заставляют задуматься о том, какой важный момент сейчас наблюдает зритель. После этого все границы и барьеры между друзьями сломаны, они отправляются дальше свободными и предельно честными друг с другом.
В последних сценах важную роль играет освещение. Монологи ребят сопровождаются рассеянными лучами прожекторов, а свет вокруг них наоборот сгущается. Крики, приговор судьи, письмо Изы и вот, вся пятерка актеров стоит в сантиметрах от меня, взявшись за руки. Они на дне бассейна. Глаза у каждого блестят от отражённых софитов или от переизбытка чувств, головы подняты, а рты приоткрыты. Последние слова и по залу прокатывается их глубокий вздох. Темнота. Оцепенение зала, в ожидании занавеса. Но вот, снова раздаётся четкий ритм музыки. Бойко, сумасшедше, жизнерадостно, жарко группа начинает танцевать по сцене и рушить крепость из коробок — олицетворения стереотипов и чужого мнения. Именно этот финал необходим этой бунтарской подростковой пьесе — финал, в который хочется запрыгнуть на сцену самой, под звуки  ‘Seven  Nation Army ‘ , и, размахивая руками, нарушать скучный порядок и ломать общественную обыденность.

                                                                                                           Алина ИСМАИЛОВА


Поделиться:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *