О реке Пряжке я узнала в ноябре прошлого года, но вырваться получилось лишь летом. Мы с другом прошли уже почти половину пути по реке Мойке, когда оба приняли решение отдохнуть на набережной. Вот тут-то и началось маленькое приключение того дня: голубь, весьма заинтересовавшийся принесенным  печеньем, решил составить нам компанию, и спустя некоторое время мы с товарищем оказались в центре голубиной стаи.

Это было удивительно: сидеть под прохладным, но ярким солнцем на берегу Мойки, свесив босые ступни к воду, и кормить целую ораву курлыкающих голубей и маленьких робких воробьев. От речного ветра было зябко, но не холодно, а спину и плечи пекло. Проплывающие мимо туристические катера создавали волны, с мягким шлепающим шипением разбивающиеся о мрамор набережной; туристы, удивленно озирающиеся по сторонам, фотографировали нас и приветственно размахивали руками. Мы улыбались и отвечали им тем же. Небо было голубым, с редкими облаками, запах водорослей и рыбы не вызывал отвращения; темная вода Мойки не искрилась, а словно подсвечивалась изнутри.

Меня поразил собственный восторг, когда особо наглый голубь уселся мне прямо на колени. Тогда я еще подумала, что впервые за свои шестнадцать лет кормлю этих птиц вот так, с рук, — раньше как-то не было ни времени, ни желания. Никуда не торопиться, ни о чем не думать: только смотреть на воду, катера, выпасть из потока жизни, наблюдать со стороны за тем, участником чего являешься ежедневно, — наверное, именно поэтому я так хорошо запомнила  этот миг. Впервые в жизни я остановилась ради того, чтобы остановиться.

Ирина ЯКИМОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *