Спектакль «Тайная Вечеря» египетского режиссера и драматурга Ахмеда Эль Аттара впервые был показан в Каире в 2014 году. Постановка была представлена русскому зрителю на египетском языке с субтитрами, что не могло не создать дополнительные трудности для понимания происходящего. С другой стороны, если отвлечься от субтитров, шум, который стоит на сцене, может многое сказать о времени, которое попытались покритиковать создатели спектакля.

Перед нами интерпретация знакомого всем сюжета Нового Завета «Тайной Вечери», помещенного в современную действительность. Вместо апостолов – обычные люди, которые собрались за разговором в гостях: две семьи, дети и генерал — друг семьи. Они неспешно собираются в одной комнате, стены которой сделаны из мутного зеркального материала. Зрителям словно намекают, что все происходящее – это отражение их собственной жизни.

Действия в спектакле практически нет. Он состоит из пустых разговоров собравшихся, и как бы забавно, а иногда до раздражительности бессмысленно, они не звучали со сцены, не это ли лучшая характеристика времени? Разговор вместо действия? Люди обсуждают то, что их действительно волнует: секс, материальное благополучие, деньги, дорогое шикарное жилье, элитный шопинг, социальные сети, профили в инстаграмм, величие Египта и Америки. Все до банальности просто и очевидно для тех, кто любит поругать современное поколение. Майош, мать двух подростков даже не смотрит в их сторону, а после слов о любви к грудной малышке, которая лежит в маленькой корзинке, ни разу не берет ее на руки.Аттар

На прозрачном, будто несуществующем столе, вместо переломленного хлеба (которое тело) и вина (которое кровь), стоит тарелка со льдом и вода. Воду слуга снова и снова демонстративно подносит хозяевам. На первый взгляд, с евангельским сюжетом постановку связывает только этот стол, и сразу задаешься вопросом, а есть ли бог в сегодняшнем мире и нужен ли он вообще?

Место по центру практически всегда свободно, туда изредка подсаживаются персонажи, которые хотят поведать то, что они считают самым важным. Когда Мидо, один из гостей, занимает место по центру, чтобы рассказать в какую форму ему удалось привести свое тело в спортзале – происходит первое изменение. Все герои замирают, словно их поставили на паузу, а теплое освещение сменяется нагнетающим красным. Под египетскую ритмичную мелодию один из постоянно суетящихся слуг медленно и чинно выносит мертвую окровавленную голову коровы. Он ставит ее по центру и уходит, вечер продолжается, как ни в чем не бывало, никто не замечает произошедшего. Позднее это произойдет еще два раза: после попытки сделать хорошее общее селфи, и чуть ли не драки за то, какая страна самая лучшая в мире. На столе появляется два ободранных гуся, и новая «троица» воссоединяется.  Аттар1

За всем этим шумом безмолвно и отстраненно наблюдает человек, весь спектакль, возвышающийся над местом по центру и всеми собравшимися. Его никто не замечает, к нему относятся как к слуге, однако он единственный выглядит как тот, кто мог бы занять это пустующее место. Избалованный мальчик постоянно донимает его, но он словно не обращает на это внимание. Мальчик бросает в «слугу» свою кепку, а тот с улыбкой поднимает ее, это происходит вновь и вновь, до тех пор, пока терпение человека не заканчивается. Он поднимает руку над мальчиком, но тут начинается общая истерия. Слугу обвиняют в избиении, издевательстве, в невыполнении своих обязанностей, и в конце концов выгоняют навсегда. На этом спектакль заканчивается, и если не воспринимать его буквально, можно сказать, что «Бога» — выгнали, и может предательство, о котором говорилось на «Тайней Вечере» уже давно было совершено вновь. И дело даже не столько в Боге и в вере, сколько в том, чтобы на секунду остановиться и понять, как бессмысленна большая часть происходящего вокруг.

Анна ЛАТЫЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *