«Все как свечи гореть будем».

Русь начала XV века. Страну раздирают княжеские междоусобицы. Набеги татар, голод и мор преследуют народ. А Андрей Рублёв в это время пишет свою знаменитую «Троицу». «Он прозрел утро в самый темный час ночи. В этом и заключается высшее предназначение художника», — так Тарковский говорил об Андрее Рублеве – герое своей одноименной знаменитой картины.

Фильм «Андрей Рублев» обычно ассоциируется с понятием «киноклассика». Однако поначалу он был многими воспринят как произведение в высшей степени странное, если не оскорбительное для русского патриотического чувства. Даже то обстоятельство, что картина, запрещенная цензурой, «пролежала пять лет на полке», перед тем как появиться на экранах, не смягчило резких о ней отзывов таких деятелей отечественной культуры, как Александр Солженицын, Илья Глазунов, академик Дмитрий Лихачев. «Злым, хотя и гениальным, пасквилем» назвал фильм писатель Дмитрий Балашов.IMG_8174

Но картина, несмотря на ее полузапрещенный статус, бесспорно стала значимым событием в кинематографическом мире. Впервые можно было  наблюдать эпическую и вместе с тем исповедальную ленту о судьбе знаменитого иконописца на фоне событий пятивековой давности. Используя строгий стиль своих любимых режиссеров Брессона, Дрейера, Бергмана Тарковский показывает нам XV век — период человеческой и природной жестокости: набеги Орды, княжеские междоусобицы, жуткие пытками, ещё не искоренённое до конца язычество. Андрей Рублев все это очень тонко чувствует — и у него случается кризис веры, он замыкается в себе и принимает обет молчания.
На примере иконописца Андрея Рублёва рассматривается извечная проблема оппозиции художника и власти, одиночество гения и его способность подняться над толпой, вопрос веры. Фильм снят в чёрно-белых тонах, Тарковский не отвлекает нас цветом от основного действия. Прошлое легче представить чёрно-белым, нежели цветным.

Надо сказать, что режиссер отличался высокими требованиями к актерской игре. Он ждал абсолютного, стопроцентного проникновения в свой замысел. Тарковский требовал от актеров не игры, а реальности, пластического перевоплощения. Он требовал жизни, а не имитации. Так Анатолию Солоницыну пришлось целый месяц молчать лишь для того, чтобы во время съемок эпизода голос звучал осипшим. Ролан Быков отказался от помощи танцмейстера и самостоятельно подготовил танцы скомороха, частушки тоже были написаны им самим. Ирина Мирошниченко исполнила почти незаметную, но очень значимую в сложной структуре фильма роль Марии Магдалины. Актриса точно следует режиссерскому заданию. Она сумела заставить и себя, и зрителя забыть о лице героини, обратить внимание на переживаемое Марией единственное, но всеобъемлющее чувство отчаяния, предощущение всемирной катастрофы.

От «всемирной катастрофы» можно перейти к катастрофе межличностной. В течение всего фильма Андрей Рублев ведёт беседы с Феофаном Греком – ещё одним известным русским иконописцем. Если Феофан чем-то напоминает зеIMG_8175ркало, накопившее в себе огромное количество отрицательных образов  («Люди по доброй воле, знаешь, когда вместе собираются? Для того только, чтобы какую-нибудь мерзость совершить»), то Андрей представляет собой своеобразный «светоотражатель» всего «тленного» и унылого: «Если только одно зло помнить, и перед Богом никогда счастлив не будешь… Конечно, творят люди и зло… И горько это… Да нельзя их всех вместе винить… Людям просто напоминать надо чаще, что люди они, русские, одна кровь, одна земля».
Спор Грека и Рублёва, в частности, сопровождается сценой  распятия Христа «по-русски»: снег, корова, княжеские дружинники. Сцена олицетворяет «принятие веры человечеством», ведь Иисус, по словам Рублева, родился и умер только для того, чтобы Бога с народом примирить. Однако «Если бы Христос вернулся, его распяли бы снова». Русь уверовала в Христа, но перед этим его убила, ровно как и сами люди, которые вспомнили о своем «Homo» только после стольких смертей, голода и мора.

Герои фильма все время в движении, в пути, они идут или едут, с места на место, из города в город, из монастыря в монастырь. Образ дороги, постоянного движения, необоримого стремления к какой-то неясной, но властно влекущей цели становится лейтмотивом фильма. СамАндрей стоит то под открытым небом, то в разоренном храме и вопрошает себя: что такое человек? зачем рождается на свет? для чего страдает? и что с ним будет после смерти? Не решив этих вопросов, Андрей не сможет написать своего «Страшного суда».
Андрей Рублев ищет смысл и живое начало творчества, ищет сначала с надеждой и верой, потом в сомнении и горе. Он появляется во втором эпизоде фильма («Скоморох») молодой, босоногий, в светлой рясе под веселым веIMG_8176сенним дождем. И лицо у него мягкое, с едва пробившейся бородкой, с доверчивым взглядом широко открытых глаз. Но эти глаза не просто доверчивы — они пристальны. Они вбирают в себя окружающий мир. С каждым эпизодом его взгляд ставится все более пронзительным. Его глаза и вобрали в себя бесконечную «утопию» новеллы «Праздник».

В этом эпизоде люди избавлены от одежды. А в наготе все равны: и мужик, и князь. Языческий праздник — словно карнавал. Обнажённый человек на время становится человеком в родовом смысле слова, забывает о самом себе, как о конкретном и единичном. И в праздник всё возможно. Это — утопия, иллюзия, мечта. Потому что наутро всё останется без изменения — не помогут ни заклинания, ни ворожба.

После этой новеллы в жизни художника наступит«страшное время», когда уйдет от него дух радости и надежды. И уже в разоренном соборе, среди неубранных трупов, на фоне сожженного иконостаса Рублев, кажется, весь сведен судорогой, словно холод разрушенного храма проникает к нему в душу, сковывает все внутри. Свой воображаемый разговор с Феофаном Греком Рублев ведет на пронзительной и вместе с тем сдержанной ноте страдания, переходящего в горькую отрешенность. Он потерял надежду, но не веру в людей.

Есть в этом фильме и постоянные мотивы творчества Андрея Тарковского.
Огонь для Тарковского — это память. В финале «Андрея Рублёва» разгораются прежде тлевшие угли костра — и вслед за этим будто освободившиеся краски сразу же выплескиваются на наши экраны. Фрески и иконы Рублёва — это то, что осталось для Вечности, что бессмертно. Потому что искусство — это память всего человечества.
Из других иносказательных образов в «Андрее Рублёве» можно упомянуть одну из сцен новеллы «Страшный Суд», где «творец» стоит в Успенском соборе перед белой стеной и вспоминает о своей работе у великого князя. В белокаменном дворце ходит великий князь, снимая белые пушинки со своих век, а маленькая княжна брызгает в Андрея молоком. Он же в это время цитирует строки из первого послания апостола Павла к коринфянам — своеобразный гимн любви.
Чувствуется связь между данным эпизодом и последующей сценой, в ко

kinopoisk.ru

торой мастерам в лесу выкалывают глаза. Ведь белые пушинки — это образ смерти. А молоко в сосуде — это жизнь. Маленькая княжна плещется молоком, как бы изводя свою жизнь.
Все белое начинает олицетворять смерть. Нестерпимая белизна стен Успенского собора вызывает у Рублёва отвращение. Художник размазывает рукой тёмную краску по белой стене и всхлипывает. Его проповедь любви и милосердия, как и искусство мастеровых, их желание творить были подвергнуты сомнению – смерти. Точно так же, как полет Якима на шаре — миг свободы, который все равно приводит к смерти. Но нет превосходства над другими в его радостно-захлёбывающемся крике: «Лечу-у-у!». Это словно выход из терпения — парение. А избавление от молчания — крик. Короткий миг счастья… Удар о землю и переворачивающиеся на лугу лошади — будто предсмертный сон.

Но финал новеллы «Колокол» дает людям ощущение свободы, пробуждает от смирения, вырывает из молчания. Вот и Бориска начинает рыдать, а Рублёв отказывается от долгого обета епитимьи. Колокол Бориски — это ведь колокол и Рублёва. Он стал для него совестью и надеждой.

«Вот и пойдём мы по земле: ты — колокола лить, я — иконы писать». Выход от тягостного молчания вновь к желанию творить совершается благодаря радости, которая и есть любовь, а любовь — это вера.

Серафима ЧЕСНОКОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *