От заветов о правильном поведении человека уже тошнит. От напускного патриотизма уже тошнит. Все «дни России» и « международные (!) дни любви и верности» не вызывают никаких чувств. Зато каждый раз поражаешься тому, как тебе стараются продемонстрировать гордость всего общества –  одновременно многоликого, но единого в своих желаниях. Бедные Петр и Феврония сейчас – главные действующие лица «моралиновых» историй. И до входа в зрительный зал возникает какое-то подозрение, что идея постановки их жития театром «Практика» навязана. А вначале самого действия есть ощущение, что перед зрителем играют школьный спектакль.
Чуть втянувшись в происходящее, ты понимаешь, что все на сцене – подлинно иронично. Настолько подлинно, что умышленно коряво и «непрофессионально». Школа – правильная ассоциация, поскольку на сцене стоит доска, на которой пишут, куда сейчас отправляются герои жития, подрисовывают мелом какие-то детали, и вообще переворачивают ее другой стороной, если действие меняется. Все остальное – это парты по бокам сценического пространства. Сами герои одеты в школьную форму. Разве что звонок на урок не дают – хотя звонок перед началом спектакля — чем не начало урока? ПетрФе
Актеры готовы открывать зрителю истины любви и верности. Чтобы все было «правильно», они решают говорить с древнерусским напевом. Кстати, музыка в спектакле Александра Маноцкова, который в последнее время увлечен русскими мотивами. Достаточно вспомнить только его «Снегурочку» в Новосибирске или работу с Андреем Могучим в «Грозе» в БДТ.
Этот «напев» и «приволакивание» гласных не смотрится органично в «Петре и Февронии». Все воспринимается иронично и задает неровный тон спектакля – тон естественный для истории из жития. Персонажи комические и неловкие, как подростки, которые отвечают урок у доски. Вначале этого действа никому из них не понятна жизнь как что-то, выходящее за рамки класса. Феврония боится гонца, но узнав цель его визита, превращается в настоящую Женщину. Лопоухий Петр, гоняющийся по-мальчишески за Змеем, вдруг сталкивается с обязательствами перед Февронией и начинает вести себя как Мужчина. В этой постановке ощущается искренняя история любви (и любви не идиллической, которую принято сейчас воспевать, а любви реальной), объясняющая настоящую народную привязанность к этому житию. ПетрФе1
Актеры спектакля (Инна Сухорецкая, Илья Кипоренко, Руслан Сабиров, Арина Маракулина, Павел Артемьев, Кирилл Ы) не отождествляются режиссером Светланой Земляковой с конкретными ролями. Это не означает, что они меняются своими персонажами во время сценического действия. Просто выходя на сцену с текстом, каждый актер являет собой героя жития, а уходя и садясь за парту, перестает им быть и начинает наблюдать за действием со стороны.
Простая и даже наивная структура спектакля воспринимается не только как отсылка на актуальные социальные явления, но и как история взросления людей, от школы до семьи. Фразу «От школы до семьи» писать очень трудно – кажется, будто в спектакле есть какой-то пафос. Но его совсем нет – это главный плюс этого режиссерского сочинения. Сказать просто о простом порой очень сложно, но Земляковой это удается.
Удается и финал, раздвигающий границы маленького мира «класса» до мира Руси, а может быть даже до границ международного праздника… Если серьезно, то пение актрис спектакля, горловое и протяжное, в первую минуту шокирует своим контрастом со всем действием. Где-то изнутри начинаешь ощущать силу их голоса. Голоса грубоватого и нежного одновременно, простого и «фигурного». Фигуры сценические приобретают свою человеческую полноту. Петр и Феврония предстают Мужчиной и Женщиной. Это – истинная иллюстрация жития, а не все то, что анонсируется обществу и обществом 8 июля.

                                                                                                                                Элина НИКУЛЬШИНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *