«Ты находишься в таком растерянном состоянии, потому что ничего узнаваемого, на что-то похожего, в рисунке нет. Это путает мозг и ты начинаешь сопоставлять все со своим опытом и фантазией», — говорит Илья Гришаев о своей выставке «Папа говорит, мама говорит…,  сестра говорит, брат говорит…»

Три переплетающиеся черные линии образуют вихрь беспорядочных узоров, нанесенный углем прямо на стену. Линии переплетаются, превращаются в единый комок и вновь распутываются, образуют различные фигуры, которые меняются в зависимости от того, с какой стороны ты смотришь на них. Именно так выглядит экспозиция, которая проходила в «Музее сновидений Зигмунда Фрейда» с 27 июля по 12 сентября.

1506450863Рядом с некоторыми узорами или фигурами были вынесены числа. Их роль можно найти на противоположной стене, где приклеен лист, на котором перечислены все герои.  Это своеобразная подсказка, чтобы понимать размеры и границы персонажа. Под единицей художник нарисовал Папу, а рядом с ним вырисовывалась Мама. В руках у них была клетка, которую они вместе передавали стоящим рядом Брату и Сестре. Примечательно, что Брат повернут к родителям спиной — будто старается отгородиться от них. На это же намекает и то, что Брат с Сестрой не названы «Сыном и Дочерью» — будто они всячески стараются оборвать какую-либо связь с собственными родителями. Но в чем причина их «отречения» от матери и отца? Мне кажется, что все дело в клетке, которую родители держат в руках. Решетка всегда ассоциировалась с ограничением свободы, контролем и желанием подчинить себе. Получается, родители стараются поставить своих детей в рамки, полностью властвовать над ними. Художник в экспозиции раскрывает проблему отцов и детей, непонимания между разными поколениями.1506450866

Однако сам Илья Гришаев не настаивает на какой-то одной трактовке своей выставки и разрешает придумывать что-то свое, подключать фантазию и собственное мироощущение.

Поэтому, рассматривая эти абстрактные узоры, у меня появилась собственная их интерпретация. Отец превратился в элегантную даму в плаще и шляпе, рядом с ней появился старенький дедушка с тростью, затем дерево, лес, небо и луна. Из трех совершенно одинаковых орнаментов рождались разные люди, животные и растения, а в конце все три линии смешиваются в одну, слегка неровную — как на кардиомониторе, когда сердце перестает биться. Эта ассоциация натолкнула меня на мысль: автор хочет показать, что любая наша выдумка так и останется выдумкой и в какой-то момент умрет, исчезнет, и нам придется либо привыкать к реальности, либо искать другой выход — смерть.

Анна ПУЛИНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *