Меня захватил закат. Самый яркий, самый насыщенно-красный, словно спелая дикая вишня, раздавленная под неаккуратной ладонью, оставляющая на коже свой сладко-вяжущий вкус. Чистое небо внезапно окрасилось в малиновый с золотым проблеском, тонущим за крышами домов. Сильный ветер забирался под одежду, щекотал ребра и завывающе смеялся в дворовых закоулках. Он был аккомпанементом этой пугающей закатной виолончели без голоса и без струн, этому кровавому небесному киноряду, который, будто в замедленной съемке, разворачивался перед глазами, заставляя что-то внутри сжаться и замереть – так же замирают, слыша вдали оглушительный грохот упавшего дирижабля. Облака улетали в это полыхающее поднебесье, словно в печь крематория, растворяясь там, рассыпаясь и оставляя после себя золотистое пепелище, золу и тлеющие угли. Такими закатами любят восхищаться. Но во мне они вызывают, разве что, трепет на грани панического ужаса.

Анна ДАНИЛОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *