Поздний вечер. Главная героиня, Нина, быстрым шагом выходит из темного метро и направляется по темным улицам пригорода Англии в свой слабоосвещенный дом. В доме нет ничего, кроме груды мусора, крыс и вещей «из прошлого», постепенно убивающих ее изнутри, но от которых она не решается избавиться. Единственное, что успокаивает женщину – голос, который разговаривает с ней по-испански. Голос Джейми – ее мужа. Точнее, мужа-призрака. Он советует ей не бояться, держаться середины улицы и наконец написать жалобу в местное управление, чтобы те поставили новые фонари. Он говорит: «Почисти зубы», «ложись спать». Иногда делает замечания. Повторяет, что любит. Так начинается дебютная кинокартина английского режиссера Энтони Мингелла «Верно, безумно, глубоко (1990)».

Фильм очень камерный, в нем нет спецэффектов, погонь и криминальных преступлений. Цветовое решение кинокартины напоминает эффект пленки. Оператор фильма, Реми Адефаразин, предпочел показать большую часть сцен крупным планом, акцентируя внимание зрителей на эмоциях и чувствах героев. Практически все кадры статичны, из-за чего создается ощущение, будто ты сам призрак, которого впустили последить за чужой жизнью. Энтони предлагает зрителю понаблюдать за душевными приключениями – как Нина, которую сыграла Джульет Стивенсон, переводчица, помогающая эмигрантам адаптироваться в новых условиях, проходит путь от полной невозможности существования без любимого человека, опустошенной утратой и подавленной горем, до возникновения нового чувства. И это символично: ее клиентам, которых она опекает, как детей, приходится стоять на грани двух миров, заново учиться видеть небо, землю, простые вещи и называть их другими словами, видеть их другими глазами. Героиня не самая привлекательная женщина, но полная того светлого жизнелюбия, которое притягивает мужчин сильнее красоты. Через образ умершего супруга, роль которого гениально исполнил Алан Рикман, Энтони Мингелла донес до зрителей идею о том, что жизнь – это тепло, свет и переживания, а не холодный, локальный мирок с замерзающим призраком из прошлого.

Путь отпускания Нины «верно-безумно-глубоко» любимого человека начинается с музыки. Она сближала их обоих: героиня играет на пиано, ее ушедший возлюбленный тоже играл на музыкальном инструменте — виолончели. Долгое время Нина хранит у себя старую виолончель Джейми, обнимает ее и пытается представить мужа. Женщина каждый день играет на пианино, вспоминает, какие музыкальные вечера они устраивали с супругом и мысленно возвращается в то время. Именно музыка становится для нее проводником в прошлое. Когда она поет и играет, ей удается видеть мужа и даже вести с ним беседы. Джейми возвращается неслучайно. Своим появлением он показывает, что прошлое душит Нину и не дает ей двигаться дальше. Спустя несколько дней девушке приходится терпеть жару в доме. Призрак требует запирать все окна, ходит в верхней одежде, закутываясь помимо всего прочего в одеяло, и все равно постоянно мерзнет и даже умудряется простудиться. Своим появлением Джейми создает хаос не только в голове Нины, но и в самом доме, приглашая без разрешения супруги своих друзей из прошлого. Они смотрят фильмы на полную громкость, постоянно поют и мешают девушке спать. Ее жилище превращается в душный ад, в который ей больше не хочется возвращаться.

Первую попытку Нины отпустить своего любимого человека Энтони Мингелла показал с помощью голубя – образа душевной свободы и легкости. Сцена в кафе, когда незнакомый для женщины человек во время скандала между хозяином и официантом-эмигрантом превращает книгу в птицу, вылетающую в открытое окно, становится для нее переломным моментом и началом новой жизни. Еще один образ, подающий надежду на возвращение героини к нормальной жизни – новорожденный Мауры. Держа ребенка, Нина поняла, что она хочет жить дальше и что пора наконец отпустить прошлое.

Помимо душевных переживаний, режиссер, с помощью второстепенных персонажей, обратил внимание на проблему потребительского отношения к мигрантам в Англии. Официант Роберто, который в своей стране был врачом, работает в Лондонском кафе за гроши и терпит постоянные унижения. Беременная клиентка Нины, Маура, снимала в своей стране фильмы, а сейчас смогла устроиться только уборщицей в местное агентство. Нина играет роль связующего в обществе и пытается помочь иностранцам чувствовать себя комфортно в чужой стране. Джейми нужен был девушке так же, как она была нужна своим клиентам. Начальник, влюбленные в Нину мужчины, сестра с племянником, – все они, появляющиеся, как побочные герои в пьесе-диалоге, были бесполезны, пока она не смогла до конца узнать и понять ушедшего мужа и проводить его без слез.

Забавные второстепенные персонажи, перетягивающие зрительское внимание на себя, странные эпизоды, без которых, кажется, можно было обойтись, и картина бы от этого не пострадала – чувствуется, что режиссер еще только пробует себя в этом деле. Шедевр, за который Энтони Мингелла получит премию «Оскар», еще впереди, но его узнаваемый почерк уже проглядывает, хотя собственная манера рассказа пока не найдена.

В последней сцене Нина наконец проводит генеральную уборку и отставляет виолончель Джейми в дальний угол. Она слышит звонок в дверь и выходит на освещенную веранду, где ее ждет новый молодой человек. Муж-призрак плачет от радости, наблюдая за ними через окно темного дома вместе со своими друзьями. Нине удалось отречься от плода своего воображения и наконец впустить в свою жизнь «свет» и новые чувства, на которые так «незаметно» намекал ее, теперь уже бывший и умерший, «верно-безумно-глубоко» любимый супруг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *