Жизнь на пятерку

Захожу в свою школу, снимаю куртку и бегу на четвертый этаж. Смотрю на доску объявлений. «Призер олимпиады по обществознанию — Алексеева». «Победитель школьного тура по русскому языку – Алексеева». «Участница километрового забега — Алексеева».  Фотографирую эти записи и отправляю маме.  Вместо привычного для детей одобрения, получаю лишь «А почему не победительница в забеге?». Сажусь на  

«Посмотри на меня чужими глазами»

В детстве мне казалось, что взрослые проблемы очень далеко от меня. Но в тот момент, когда ты становишься подростком, они резко окружают тебя. Будто бы ты в комнате и твоя главная боязнь — клаустрофобия. Пиво оказалось не только напитком для папы, а от твоих одноклассников пахнет табаком. И вроде бы все нормально, клаустрофобии уже нет.  

Вырастешь — поймешь!

Небольшой актовый зал с махровыми пушистыми коврами, большое черное фортепиано с гладкими блестящими клавишами, маленькие детские стульчики. Мне пять лет и сегодня мое первое публичное выступление – чтение стихотворения про маму. Я выхожу в середину зала и вдруг забываю абсолютно все слова. Даже воспитательница, проговаривающаяся строки шипящим шепотом, мне не помогла. Папа говорил, что эта  

Остановите планету, я есть хочу

Восхищенные слова о невесомости и легкости в рекламе «Турбослима», красивые фотографии с хештегом «Я на ПП», разговоры о диетах в разных интервью — например, c Лейсан Утяшевой. Все это помогает мотивации людей, у которых есть проблемы со здоровьем из-за лишнего веса. Но этих публикаций стало очень много, и вот быть «красивыми», как обещают их авторы,  

Один против всех, и все на одного

Восьмой класс, жизнь, полная подростковых амбиций. Неудачная компания друзей и одноклассников. Я считала себя самой крутой, пытаясь самоутвердиться за счет унижения других. В седьмом классе была девочка. Высокая и очень худая, с волосами по талию. Однажды ее интимные фотографии разослали всей школе.  Это сделало ее мишенью для оскорблений со стороны учителей и учеников. Придя в  

А любовь ли это?

Ты лихорадочно включаешь воду. Надеешься, что шум набирающейся ванны заглушит твои с трудом сдерживаемые всхлипы. Теперь Они думают, что ты моешься, поток бесчувственных слов прекратится хоть на время. По крайней мере, таков твой наивный план. Ты сползаешь по стенке на пол, обнимая свои колени и, глотая слезы обиды, горечи, стыда и ещё полдюжины различных чувств,  

Откуда моя боль

Я совсем не помню себя с первого по седьмой класс. Наверное потому, что подсознательно хотел забыть. Тогда я был толстым стеснительным мальчиком, закрытым и злым. Нигде не принятым. Из того времени я помню, как постоянно боялся сказать свою мысль на уроке, боялся не согласиться с кем-то. И плакал на занятиях по фортепиано, и просил маму  

Кем быть или не быть?

Недавно к нам из химико-биологического центра в гуманитарный класс перешел молодой человек. На вопрос, почему он так резко поменял направление, да еще и за полтора года до экзаменов, он ответил, что ему перестала нравиться работа с колбочками и кислотами. Теперь на ЕГЭ мой одноклассник будет сдавать литературу, которую придется узнать за полтора года от Ломоносова  

Жулик, не воруй!

Вы когда-нибудь воровали? Вопрос провокационный, и если ты действительно когда-либо «забирал» что-то с прилавка магазина, то тяжело ответить на него «по совести». А между тем, воровство среди подростков становится все более и более злободневной проблемой. У каждого из нас есть несколько, а иногда и больше, знакомых, которые воровали или до сих пор воруют. Для