кАРТины Музы

Табличка на двери указывает на стену, говоря: «Солнце справа». Конечно, надпись имеет не прямое значение, а название ресторана на крыше, но я вижу, как на кирпичной стене отдыхает луч заходящего солнца. Я попала в настоящий мир современного искусства «АртМуза», который является музеем и креативным пространством. Здесь есть не только произведения изобразительного искусства, но и скульптуры,  

ДУШа

В самом центре Петербурга находится так называемый «лютеранский квартал» — участок земли, ограниченный тремя церквями: финской церковью Святой Марии на Большой Конюшенной, шведской Святой Екатерины на Малой Конюшенной и немецкой Святого Петра на Невском проспекте. «Такая застройка была не случайна, нужно вернуться к временам начала освоения Петербурга, самых первых его лет, когда в городе работало  

Свобода ценой с клубнику

Зимним рождественским вечером 1812 года граф Шереметьев устроил званный ужин в своем поместье в Ярославской губернии. На десерт была подана свежая клубника, которая так поразила гостей своим вкусом, что Шереметьев решил как-то отблагодарить крепостного садовника, что ее вырастил. Садовник Петр Елисеевич был довольно сообразительным человеком, поэтому вместо подарка попросил вольную. Граф согласился и отпустил всю  

Тибет за углом

Когда я слышал слово «Тибет», мне представлялись священные монастыри, на их вершинах  — монахи, медитирующие сутками. Образ «таинственной страны буддистов» уверенно занял место в моей памяти. Поэтому я очень обрадовался, когда узнал, что в Санкт-Петербурге находится тибетский буддийский храм Дацан Гунзэчойнэй. Отправился я к нему.

Издали было видно только заднюю стену Дацана с тремя маленькими  

Дверь в Нарнию

Недавно я прочитала книгу «Хозяйка книжной лавке на площади Трав» Эрика де Кермеля. В ней рассказывается о маленьком книжном, который открыла главная героиня и о том, как она помогает посетителям выбирать книги, делает свою лавку уютной и приятной. У нас в городе точно есть что-то подобное, например, независимые книжные, а самый известный из них —  

Рок берет хрипотЦОЙ

В наушниках играет «Король и Шут», я захожу во двор, где находится старейший рок магазин России – «Кастл-Рок». Первый раз я оказалась в «Костыле» — так его называет большинство посетителей, в восемь лет, когда мой папа привел меня покупать футболку «Metallica». Позже я приходила сюда не раз. Например, я приобретала здесь папе плакат его любимой  

Каллиграфия – на полу, крест – на сцене

Первое, что я встречаю, когда захожу во двор – нелепая реклама мебели и объявление о поиске продавца-сборщика. По слякоти двигаюсь дальше, идя мимо кованой ограды и небольших деревьев. Дорогу мне переходят the Beatles с вывески магазина «грампластинки компакт диски». Передо мной — барельефное здание тоскливо-зеленого цвета. Подхожу, мельком смотрю на плакаты на стенах и открываю  

«Оставь надежду всяк сюда входящий»

Мягкий зеленоватый оттенок стен и пугающий, темный купол, теплый кот у входа и жуткий люк на полу. Это одна из особенностей ротонды на Гороховой 57 — сочетать несочетаемое. Она много лет впитывала в себя цитаты любимых песен и грезы пришедших сюда людей. До недавнего времени надписи красовались по всему подъезду — на колоннах, стенах и  

Картина без рамы. Живопись без края.

“Это история началась давным-давно. Когда люди ещё умели рассказывать истории,” – рассказчик начинает своё повествование. Я сижу в мягком кресле, окруженный людьми, верчу головой, чтоб не пропустить не единой детали, появляющейся на огромном круглом мониторе. Монитор тянется вдоль стены огромного кирпичного газгольдера. Нет, я говорю не о музыкальном лейбле и не о фильме. Дело всё