Каллиграфия – на полу, крест – на сцене

Первое, что я встречаю, когда захожу во двор – нелепая реклама мебели и объявление о поиске продавца-сборщика. По слякоти двигаюсь дальше, идя мимо кованой ограды и небольших деревьев. Дорогу мне переходят the Beatles с вывески магазина «грампластинки компакт диски». Передо мной — барельефное здание тоскливо-зеленого цвета. Подхожу, мельком смотрю на плакаты на стенах и открываю  

«Оставь надежду всяк сюда входящий»

Мягкий зеленоватый оттенок стен и пугающий, темный купол, теплый кот у входа и жуткий люк на полу. Это одна из особенностей ротонды на Гороховой 57 — сочетать несочетаемое. Она много лет впитывала в себя цитаты любимых песен и грезы пришедших сюда людей. До недавнего времени надписи красовались по всему подъезду — на колоннах, стенах и  

Картина без рамы. Живопись без края.

“Это история началась давным-давно. Когда люди ещё умели рассказывать истории,” – рассказчик начинает своё повествование. Я сижу в мягком кресле, окруженный людьми, верчу головой, чтоб не пропустить не единой детали, появляющейся на огромном круглом мониторе. Монитор тянется вдоль стены огромного кирпичного газгольдера. Нет, я говорю не о музыкальном лейбле и не о фильме. Дело всё  

НЕ мейнстрим!

Я заметила один факт: последние два года когда меня зовут гулять, обычно мы с друзьями отправляемся в «Этажи» или «Новую Голландию». Каждый раз там очень много молодежи, пройти сложно, хотя действительно есть чем заняться. Недавно я в очередной раз получила предложение пошастать по «Этажам», но очень уж не хотела проводить вечер, в сотый раз пробираясь  

Где здесь выход наружу?

В нашем городе существует немало пугающих мест, к примеру Выборгский тоннель. Он был открыт 4 ноября 1983 года и проложен в связи с расположением в этом месте железнодорожного депо и заводов. Но в этом же нет ничего необычного для того, чтобы он как-то выделялся среди других подземных переходов. Известность тоннелю принесли легенды, придуманные жителями.

Перед  

Время Мира, Свободы и Творчества

Пушкинская улица встречает меня темными переулками и редкими огоньками гирлянд в окнах. Бежевые грубые стены, разрисованные вдоль и поперек разноцветными надписями и рисунками. На фоне пестрых стен выделяется черная, круглая табличка с главной надписью «Пушкинская-10». По обе стороны от нее ярко-красные вывески, повторяющие название Арт-центра.

История Пушкинской-10 началась с художников Евгения Орлова, Сергея Ковальского и  

Комбинация — детство

Волшебство детства, сказка и мир фантазии часто открывались для меня в театральном кружке. Самая яркая сценка — на шахматном поле, где стоят картонные фигуры, делают ходы переодетые Королями и Пешками дети. В Петербурге есть место, которое очень напоминает мне те декорации. Это детская площадка под названием «Шахматный дворик».
Она появилась в
2008 г. в рамках  

760 бунтарских метра

Бит в ушах: раз, два, три, четыре. Аккорды бас-гитары. Голос солиста группы «Пилот» завывает в наушниках: «Большой Питерский блюз!». Под такую музыку хочется бунтовать. Но солнечным ноябрьским днем трудно найти повод для бунта, поэтому я просто стараюсь выглядеть решительней и уверенней, заворачивая с Невского на улицу Рубинштейна.

Огромными мерными шагами я обгоняю прохожих, огибаю тех,  

Шел от Довлатова до Ахматовой, а пришел к Бродскому. Все мы к чему-то приходим

«Сочетание неполноценности и превосходства делает Ленинград весьма язвительным господином», – говорил о Санкт-Петербурге Сергей Довлатов. Таким для него был Питер. А для той же Ахматовой город являлся мрачным, темным и грустным источником вдохновения. Так, что же есть на самом деле?

dovlatov_91518369_orig_

И вот мы очутились на улице Рубинштейна возле дома 23, на котором висит мемориальная доска